Для полного доступа ко всем темам форума необходима регистрация

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум сайта по духовному развитию и самопознанию » Птица счастья » Психология и отношения » Выплескивание гнева
Выплескивание гнева
_Светлана_Дата: Понедельник, 05.09.11, 19:38 | Сообщение # 1
Лайф-коуч
Группа: Админ
Сообщений: 9464
Статус: вне сайта
Выплёскивание гнева в присутствии других

Автор: Джелайла Стар
Перевод Анны Саирам


Приходилось ли вам быть рядом с теми, кто злился? Не правда ли, это так неприятно? А также очень болезненно. Злость или гнев – это горячая эмоция, взрывная и изменчивая по своей природе – не такая уж легкая эмоция, с которой можно быстро справиться. Научиться управлять ею, это всё равно, что научиться управлять динамитом. Одно неправильное движение и мы можем эмоционально взорвать кого-нибудь, причиняя великую боль и страдания. Последние несколько лет я прихожу к пониманию - что такое злость и гнев, как их использовать и как их выражать. Эта статья о недавнем открытии, которое я сделала относительно выражения гнева, - о многомерном открытии...

Стою на кухне и мою посуду после завтрака, когда заходит мой муж весь красный от злости. Я стою с мокрыми руками, тихо наблюдая, как реагирует мое тело на это. По мере того, как он кричит и обвиняет свой компьютер, мышцы на моей спине начинают сжиматься в попытке отразить кипучее облако энергии, доносящееся до меня. Мой Внутренний Ребенок кричит: «Убегай!», и облако прожигает границы моей ауры. Хотя я могу сопереживать его боли, все же эта ситуация оставляет меня раздраженной, использованной и поверженной. Я пытаюсь сказать себе, что нормально, если я поддержу его и скажу, что выражать гнев и боль – это хорошо. Тем более, что мы договорились разрешать друг другу выражать гнев без страха, что тебя остановят или прервут или подумают, что ты делаешь что-то не то. Поэтому всё, что он делает, так это использует то обоюдное соглашение, так почему же я так расстраиваюсь, когда он выражает свою злость или свирепствует возле меня, даже если это совсем меня не касается? Почему я не могу стать сочувствующей слушательницей, какой я согласилась быть? В данный момент - это вопрос на миллион долларов.

После стольких лет подготовки в многомерных верованиях и концепциях, я пришла к пониманию, что гнев и сопутствующая боль – это нормальная часть любых глубоких взаимоотношений, потому что это нормальная часть человека. Также я пришла к выводу, что всё имеет ценность, и это означает, что гнев тоже имеет ценность, более того, он имеет так много всего ценного. С многомерной точки зрения гнев, используемый должным образом, ценен на многих уровнях.

1) Гнев действует, как защитный механизм, примерно так же, как пожарная тревога. Наш Внутренний Ребенок использует этот момент, чтобы пробудить нас к факту, что над нами скоро будут или, возможно, уже совершили эмоциональное или физическое давление или насилие.

2) Выраженный гнев показывает нашему Внутреннему Ребенку, что мы любим его или её, потому что он или она просигналили нам о возможной опасности, а мы послушали и ответили. По существу, мы соблюли наш уговор. Мы показали своими действиями, что достаточно заботимся о нем или о ней, чтобы защитить нашего Внутреннего Ребенка.

3) Гнев может являться очищением, когда выражен в момент освобождения тела от эмоционального или физического давления или насилия для того, чтобы не скапливаться в эмоциональных слоях.

4) Когда мы выражаем гнев в наших взаимоотношениях для очистки насилия, или нашего страха, мы остаемся в потоке наших чувств, и таким образом, мы открыты и честны со своим партнером.

Хорошо, имея все это, я все равно не получила ответ на свой вопрос, почему мне так тяжело сочувствовать и поддерживать людей, когда они выражают свой гнев в моем присутствии. Это является действительной точкой разногласия между мной и моим мужем. Джонатан - замечательный человек во многих отношениях, не только потому, что он мой муж, но потому что он позволяет людям злиться в своем присутствии и быть с ними, поддерживая их эмоционально и физически до тех пор, пока они не придут к завершению. Я так восхищаюсь им за то, что у него получается это делать. Его способность к сочувствию, поддержке и умение слушать идет из его детства. В его доме не судили тех, кто выражал свой гнев. Позже это помогло ему работать консультантом в больнице, помогая людям освободиться от зависимости к алкоголю и наркотикам. Удивительно сколько гнева и злости выходит из людей, когда им не дают больше воспользоваться зельем.

Я прошла через процесс нахождения того, что лежит в корнях моей неспособности быть хорошим слушателем и чувствовать гнев другого человека. Во-первых, я подумала, что это было из-за того, что мой отец имел приступы злобы, и не просто злобы, а приступы глубокой ярости, когда рушится мебель и в стенах образуются дыры. Его приступы были непредсказуемы и страшно пугали меня и моего брата. Но больше всего мы боялись, что он будет винить кого-то из нас в своем гневе, и в большинстве случаев это была я. Мне пришлось расти в условиях нахождения в постоянном бдении, чтобы не дать моему отцу никаких причин для гнева, включая поведение моего брата. Но если все-таки у меня не получалось, то я делал всё, чтобы уладить и остановить его ярость, включая то, чтобы разрешить любую проблему, уговаривая его и беря на себя вину, если на то требовалось (хотя сейчас я понимаю, что бесполезно уговаривать душевнобольного человека, поверженного в приступ ярости). Из-за такой ситуации в моей семье, я выросла, бессознательно веря, что всегда, когда человек расстроен в моем присутствии, даже если это меня совершенно не касается, то на мне лежит ответственность как-то остановить это.

Потому, как я выросла в таких условиях моего детства, и это было частью причины, я нашла путь, как остановить эту программу. Когда другие выражают гнев где-то возле меня, но не на меня, я быстро захожу внутрь себя, обнимаю своего Внутреннего Ребенка и нежно повторяю: «Это ко мне не относится, это к нам не относится. Они всего лишь выражают свой гнев, и это нормально». На первый взгляд эта техника выглядит достижением цели, но она не избавила меня от боли, которую я чувствовала от их выражения и более того, это не останавливало меня от злости на саму себя после всего этого.

И вот в один прекрасный недавний день ответ на миллион долларов пришел к нам и, конечно же, как большинство многомерных ответов он состоял из многих слоев, но в свою очередь был полностью завершенным. Мы с Джонатаном как раз дискуссировали о моей неспособности позволить ему выражать свой гнев, когда я сказала: «Всё, поняла! Я не могу позволить тебе злиться, потому что когда ты это делаешь, я остаюсь брошенной вместе с твоим выраженным гневом и нахожусь с ним, пока не избавлюсь от этого. Именно это и причиняет мне такую боль! Поэтому я становлюсь рассерженной. Я чувствую себя покинутой в то время, как ты «идешь на парусах», чувствуя освобождение и успокоение. Немудрено, что я расстроена. При таком раскладе, естественно, я не смогу быть хорошим слушателем».

По мере того, как мы продолжали разговор, мы осознавали, что нам нужно было найти выход для меня, чтобы смочь освободить и очистить боль. Я зашла внутрь и спросила своего Внутреннего Ребенка, каким образом она хотела бы очиститься от беспокойства и злобы и освободиться от боли. Ответ был таким: «Я хочу, чтобы Джонатан показал, что он ценит мою попытку стать хорошим слушателем. Я хочу, чтобы он поблагодарил меня за желание чувствовать выход его гнева и выносить его до тех пор, пока он не очистится. Я хочу, чтобы он сказал, что благодарен мне за то, что я согласна обеспечить его услугой, и что такая услуга приносит боль».

Да, это хоть что-то прояснило. Итак, я ответила: «Джонатан, я хочу, чтобы ты меня поблагодарил за то, что я была твоим сопереживающим слушателем. И я хочу, чтобы ты помог мне очистить боль в моем теле и из моего энергетического поля от выплеска твоего гнева. Если ты сделаешь это, то тогда у меня не будет проблем с позволением тебе выпускать свой гнев в моем присутствии. И не только поэтому. Я буду с нетерпением ждать возможности обеспечить тебя такой услугой, чтобы лишний раз показать тебе свою любовь. Поэтому когда ты закончишь с выплеском своего гнева, я бы хотела, чтобы ты сказал мне что-то вроде этого: «Спасибо за то, что выслушала меня. Я знаю, что это приносит тебе боль, и поэтому ценю твое желание слушать, когда из меня выходит злость. Тебе не нужно говорить именно эти слова, Джонатан, просто скажи из своего сердца, я все равно почувствую это».

Итак, Джонатан помог мне найти последний кусочек мозаики, который я искала. Но есть еще одна деталь, на которую я хотела бы обратить внимание. Заметьте, что когда я спросила моего Внутреннего Ребенка, как она хотела бы освободиться от боли, она не сказала мне об извинениях. Извинение значило бы, что я была жертвой, а я не хочу быть таковой. Всё же, причиной для использования многомерных концепций и верований является то, что они игнорируют жертвенность, таким образом, показывая нам, что мы могущественные Творцы Боги/Богини, когда мы думаем и живем в соответствии с этими концепциями многомерности. И я не считаю себя жертвой, когда я выбираю посредством соглашения позволить другому человеку выплескивать его гнев в моем присутствии. Но если он извиняется за то, что он делает, то он подразумевает, что я такая. Что я - не целостный человек, который в состоянии переработать боль от гнева. Если это произойдет, то это подорвет доверие, которое я выстраивала для него через наше соглашение о возможном выплеске гнева. И это в свою очередь подорвет наши взаимоотношения. Все, в чем я нуждаюсь для того, чтобы моя сторона соглашения работала, это благодарность за мою роль для того, чтобы потом я могла очистить свое поле от злости. Я не жертва его боли, когда у нас есть соглашение позволить друг другу выражать свой гнев.

С другой стороны для Джонатана, если он начнет извиняться, будет означать для его Внутреннего Ребенка, что он поступил плохо, что выражение гнева является неправильным, и поэтому он плохой человек. Это может подорвать его усилия учиться использовать и выражать гнев, когда это уместно. Это может подорвать его работу движения в принятии гнева, как ценности и пользоваться им, как инструментом для самозащиты и исцеления. Если существует соглашение между нами, позволяющее друг другу выражать свой гнев в присутствии друг друга, тогда такой всплеск – это не плохо. Он просто пользуется неотъемлемым правом нашего соглашения. Поэтому выплеск злобы и гнева – это не плохо, просто это то, что тот человек, в присутствии которого это происходит, не обосновал и не освободился от боли нашего выражения, даже если существует соглашение это делать, - вот это становится проблемой. И если мы будем помнить об этом, мы будем выражать себя свободно и находить еще большей поддержки, когда мы это делаем.

К части нашего соглашения. Если я не признаю состоятельным его выплеск, пытаясь сосредоточиться на проблеме, поправлять его, осуждая его, пытаясь его усмирить, или дистанцироваться после этого, то я подрываю его доверие ко мне и, как результат этого, наши взаимоотношения. И если я буду продолжать, то скоро он посчитает, что я предпочитаю быть в безопасности, потому что продолжаю нарушать соглашение. Итак, вы видите, это палка о двух концах.

Сейчас я объяснила, как мы обнаружили последний кусочек того, как воспользоваться соглашением о выражении гнева, поэтому давайте подведем итоги, чтобы нам стало понятно, как ввести это во взаимоотношения и как это применять на деле.

Для того, чтобы можно было позволить выражать гнев в вашем присутствии, для этого вам нужно составить соглашение. Например:

Мы соглашаемся дать возможность друг другу выражать гнев в нашем присутствии без страха, что мы делаем что-то не так, что нас остановят или попросят замолчать. Мы согласны, что когда мы являемся Слушателем, - тем человеком, кто является свидетелем всплеска, мы будем поддерживать другого и сострадать ему. А когда мы будем Выплёскивателем, - тем, кто выражает свой гнев, то мы согласны только выражать гнев, и это не будет означать, что мы делаем это в сторону Слушателя, и мы поблагодарим человека и покажем ему, как мы ценим происходящее.

Как пользоваться этим соглашением:

Не предполагается, что Выплёскиватель выплёскивает свой гнев на Слушателя. Например, я злюсь и сокрушаюсь по поводу своей статьи в присутствии Джонатана. Это не означает, что я виню его за мою неудовлетворенность и злобу. Слушатель соглашается слушать происходящее без вмешательства того, что Выплескиватель делает что-то не так и не пытается устранить причину, или не заставляет его замолчать. Слушатель согласен быть поддерживающим и сострадательным слушателем. Пример. Когда я злюсь по поводу моей статьи, он слушает и выражает сочувствие в виде: «Да, я понимаю, как ты чувствуешь себя в этой ситуации», или: «Да, понимаю. Это на самом деле жесть!»

Выплескиватель соглашается, что как только он выразит свой гнев, то он или она вернется в себя и поблагодарит слушателя, а также покажет ему, что он благодарен за дар такой любящей услуги.

И это то, что приводит меня к пятому открытию того дня – пятой ценности гнева:

5) Выражение гнева, а затем обоснование боли, которую он причиняет слушателю, может выстроить доверие между людьми во взаимоотношениях намного быстрее, чем что-либо еще. Это может усилить и углубить совместные узы намного быстрее, чем, даже если никогда не было выражение гнева между вами.

Не правда ли, смелое утверждение? Позвольте мне объяснить.

Как я упоминала ранее, гнев и злость – это максимально неустойчивые эмоции, к которым общество относится крайне неодобрительно. У нас есть привычка осуждать и судить злых людей, как плохих, эмоционально нестабильных и поэтому, как правило, общества которых избегают. Почему? Не потому ли, что, возможно, у нас нет идеи, как с этим иметь дело? Это очень болезненная энергия, похожая на тепловой ожог или того хуже. Она действительно показывает глубинный слой аурического поля и, если сила достаточно мощная, то может прожечь дыру в ней. И это тоже травма, как любая другая рана. Понятно, почему мы так это не любим!

Насколько я знаю, наш мир не учит нас, как выражать злость уместно, или пользоваться им как инструментом защиты, исцеления и роста. Вместо этого, нас учат, как запихивать его внутрь или выражать его интеллигентно, что в обоих случаях неэффективно для того, чтобы высвободить его из тела. Если его копить, то гнев и злость уплотняют эмоциональные блоки, которые могут вызывать разрушения в наших жизнях, создавая великую эмоциональную, ментальную и физическую боль. И мы несем эти блоки через себя в наши будущие жизни до тех пор, пока не освободимся. Более того, будучи такой мощной энергией в накоплении, она действует как токсин, отравляя тело и съедая нас живыми, как в случае болезни рака. Гнев накапливается в органах, в особенности в печени и желчном пузыре, создавая либо ожирение, либо если доходит до кишечника и толстой кишки, неспособностью справляться с весом, делая человека полным.

Мы находимся в таких обстоятельствах, что мы не должны иметь боль в наших взаимоотношениях, поэтому злость, будучи одним из самых мощных сил, которые у нас есть, и то, что причиняет нам самую сильную боль – это то, что не должно существовать в «здоровых» взаимоотношениях. Но я позволю себе не согласиться. Основываясь на ценностях, которые я описывала ранее, гнев – не только полезен для здоровья, но также необходим, как выход очистить давление или насилие (которые определенно могут случиться, с тех пор как мы стали существами со свободной волей) и для того, чтобы оставаться честными в эмоциональном потоке с нашими партнерами.

Итак, мое мнение состоит в том, что мы обусловлены тем, чтобы бояться гнева и избегать его, но если мы начнем пользоваться этим инструментом в наших взаимоотношениях, сам факт обладания такой мощной силой уместным образом, выстроит великое доверие. Мы можем оставаться вовлеченными в наши эмоции, не стараясь скрыть вещи под страхом того, что может разразиться сцена. И каждый раз, когда Джонатан и я выражали свой гнев в присутствии друг друга, затем возвращались в себя и обосновывали свои чувства для того, чтобы исчезла боль, мы доверяли друг другу больше и больше, и это доверие с каждым разом становилось глубже и глубже. И не только речь о доверии, мы стали ценить друг друга даже больше, потому что мы благодарим друг друга. Какая свобода! Поэтому вы можете сказать, что гнев может объединять людей и через его использование давать им возможность развивать доверие и любовь. Не это ли мы хотим в наших взаимоотношениях?

В завершение хочу добавить, что я благодарна за роль, которую Джонатан играл, показывая мне как позволить другим выплескивать злость в моем присутствии и быть хорошим слушателем. Я благодарю его за желание продолжать выражать свой гнев и злобу в моем присутствии до тех пор, пока я не поняла важную часть того, как справляться с гневом. И также я благодарна за ту многомерную божественную мудрость, которую я познала – уровень сознания, который привел меня к решению застарелой очень болезненной жизненной проблемы. Надеюсь, что это поможет вам в следующий раз, когда вы сами будете выплескивать гнев, или будете иметь возможность поддержать близкого вам человека в этом.

Я понимаю, что эта статья покрывает только один аспект того, как же справляться со своей злостью, т.е. безличной злостью, которую позволено выражать. Следующая статья в этой серии будет посвящена тому, как справляться с гневом, направленному лично, когда гнев направлен на вас. Но помните, что вероятнее всего, вам удастся успешно справиться, проходя через боль личного гнева, если мы уже усвоили, как работать через неличный гнев. Поэтому, друзья мои, введите сначала это соглашение в практику ваших взаимоотношений, а следующий шаг будет намного легче.

www.nibiruancouncil.com
 
             
_Светлана_Дата: Понедельник, 05.09.11, 19:41 | Сообщение # 2
Лайф-коуч
Группа: Админ
Сообщений: 9464
Статус: вне сайта
Овладение гневом на многомерном сознании. Часть 2

Выражая гнев на кого-то лично...

Автор: Джелайла Стар
Перевод Анны Саирам


В первой статье о том, как справляться с гневом, мы исследовали с вами многомерную концепцию для выражения безличного гнева. Это случается тогда, когда вы выражаете гнев в присутствии кого-то, но он не касается того человека, т.е. слушателя. В этой статье мы поговорим о гневе, когда мы выражаем его на того человека, на кого мы рассержены, т.е. личностный гнев, обращенный к слушателю.

Время 4 часа дня. В который раз я подхожу к часам в нашей гостиной, ожидая Джонатана. Машина находится у него, а его до сих пор нет, и я опаздываю на свои занятия по йоге. Если я не выеду в течение нескольких следующих минут, то ехать уже будет бесполезно. Пять минут, десять минут… В конце концов я слышу, как он заезжает во двор. Я борюсь со своей злостью из-за того, что пропустила своё занятие, чувствуя, что я не так уж и важна для него, если он не постарался прибыть в то время, в которое мы с ним договорились…Я борюсь со своим гневом и болью, и в это время он заходит в дверь.

Как мы с вами поняли раньше, гнев и злость - это очень тяжелые вещи, чтобы с ними легко справиться. Гнев – это воспламеняющийся огонь, он может создать травму человеку, не важно, на кого он направлен – лично или безлично. Наше общество осуждает его, а движение New Age вообще считает его недопустимым в духовном продвижении, так как мы по этим соображениям каким-то образом должны скрывать и убирать его из нашего существования. Но гнев невозможно убрать из нашего существа. Это защитный механизм, который использует наш Внутренний Ребенок, и это жизненно важно для нашего здоровья так же, как и любовь. Это тот самый инструмент, который если использовать мастерски, сохраняет наше здоровье. В какой-то мере мы должны принять решение посмотреть на это с разных углов, перестать убегать от него или избегать его. Нам необходимо работать «с» ним, вместо «против» него. Если мы это сделаем, то мы будем готовы овладеть силой и мощью и использовать для добра. Да, гнев может быть и позитивным! Единственно, нам нужно научиться этому.

К счастью, мы с Джонатаном составили соглашение по поводу выплескивания гнева, и в этом случае по выплескиванию личностного гнева. А из болезненного опыта я поняла, как обращаться с ним, когда я злюсь. Ниже представлено наше личное соглашение по выплескиванию личностного гнева. Я проведу вас по нему шаг за шагом и покажу вам, как я справлялась с ситуацией, которую я упомянула ранее.

Мы с Джонатаном договорились позволить друг другу выражать свою злость друг на друга без страха, что она будет воспринята как лишенная всякого смысла, что это нечто плохое, или к ней зацепятся, или просто попросят другого замолчать. Мы договорились, что если один из нас злится на другого, то тот другой будет слушать этот выплеск и признавать гневающуюся сторону, не защищаясь, а извиняясь там, где есть необходимость. Как только оскорбленная сторона утвердилась и имеет время успокоиться, он или она согласна рассмотреть, каким образом эта ситуация смогла произойти и взять ответственность за это, извиняясь, если есть необходимость.

Работая с гневом, очень важно, чтобы существовало соглашение для того, чтобы можно было выражать его безопасно. Мы выплескиваем боль, для того, чтобы освободиться от нее. Мы избавляемся от нее, потому что она токсична. Когда у нас был опыт чувства гнева, тело (также известное как Внутренний Ребенок) естественно пыталось выбросить его, потому что оно знает, что энергия злости причиняет вред, если не нашло своего выхода. Поэтому, когда мы его выплескиваем, нам нужно знать, что нам не помешают и не выкинут из нашего процесса. Приведу пример, который может помешать выходу боли, когда слушатель говорит примерно такое: «Почему ты делаешь из этого такой шум?», или «Ты не прав в своем гневе, я не знаю, почему ты так сердишься!», или пытается решить проблему такой фразой: «Хорошо-хорошо, скажи мне что ты хочешь, и я сделаю это». Все эти действия мешают процессу выплескивания гнева и побуждают выплескивателя продолжать злиться или находить другой путь своего выражения. А из своего опыта я знаю, что чем дольше мы ждем случая выразить свой гнев, тем хуже он становится.

Возвращаясь к событию, который я описывала выше. Как только Джонатан вошел в дом, я сказала: «Джонатан, мне нужно поговорить с тобой». Он ответил: «Хорошо». Мы сели и я начала.

Мы договорились, что если один из нас злится на другого, то другой будет слушать этот выплеск и признавать гневающуюся сторону, не защищаясь, а извиняясь там, где есть необходимость.

А теперь о главном! Есть вещь, которая мешает высвободить гнев, это - защита. Как только мы говорим: «Но», мы затыкаем того, кто выплескивает гнев. Почему? Потому что мы соглашаемся, что весь этот гнев касается нас. Для того, чтобы успешно освободиться от гнева, выплескивателю нужно позволить выразить всю энергию гнева изнутри, чтобы освободиться от боли.

Я начала выплескивать свою злость, говоря: «Я на самом деле расстроена в том, что не поеду сегодня на свое занятие, потому что ты опоздал. Я чувствую, что я для тебя недостаточно важна, чтобы быть вовремя. Неужели мы не договорились о том, во сколько ты заедешь за мной?»

Я считаю, что это самая трудная часть для слушателя, потому что слушатель, в этом случае Джонатан, обычно имеет вескую причину для опозданий и, если бы я только выслушала его, то я не стала бы злиться. Но мы познали из этого, что, неважно какова была правда, в тот момент, когда гневающийся человек находится в процессе, слушающий не должен перебивать, тем более, если мы хотим, чтобы потом выслушали и нашу часть истории. Но это больно, когда тебя обвиняют! Это неприятно, когда другие проецируют свою боль на нас, не важно, несем мы ответственность за это или нет, поэтому познать, как слушать и признавать другую сторону требует усилий, но поверьте, награда стоит того! Как только гневающаяся сторона выслушана и признана, он или она смогут выслушать и услышать вашу часть рассказа, желая понять и с намерением убрать любую вину, почему вы вели или действовали именно так.

Джонатан выслушал мою боль и гнев, основанный на страхе, что я недостаточно для него важна. Он не защищался, он слушал и отвечал на мои реплики: «Я могу понять, почему тебе так неприятно. Из-за меня ты пропустила свой урок – это то, что для тебя было очень важным, и я извиняюсь за это и за то, что тебе пришлось почувствовать, что ты для меня недостаточно важна, потому что я опоздал». Когда я задала вопрос по поводу нашего договора о том, что он приедет пораньше, то он ответил: «Да, мы с тобой договорились, и я сознаюсь, что не выполнил того, что обещал».

Меня выслушали и признали мою боль и потерю, в этом случае занятие йогой, я почувствовала, что меня услышали и моя боль была признана. Но прежде чем мы пойдем дальше, позвольте мне объяснить, что такое признание боли. Признание боли – это почитание права гневающегося человека иметь его гнев. Джонатан признал мой гнев, сказав слова, которые относились к моей боли. Он сказал, что понял - занятия йогой были для меня важным моментом и потому, что он нарушил нашу договоренность, я потеряла возможность посетить их. Это именно то, что мы называем понимание боли. Для меня самый лучший путь быть в состоянии признания – это примерить на себя рубаху страдающей стороны в тот момент. В нашем случае, Джонатан в тот момент примерил на себя мою рубаху. Делая это, ему не обязательно нужно было соглашаться с моей точкой зрения, ведь у меня еще не было всех фактов, это просто означало, что он признал мое право быть в гневе, которое основывалось на текущем ракурсе той ситуации.

Подтверждение или признание – прекрасная вещь, она дает возможность выплескивателю освободиться от боли гнева полностью, потому что сообщает: «Он уважает мое мнение и признает мое право иметь его». По своему опыту я знаю, что злые люди остаются злыми, потому что никто никогда не признавал их. Поэтому они идут по жизни, постоянно выплескивая свой гнев в надежде, что хоть кто-нибудь услышит и признает их, и они, в конце концов, освободятся от злобы.

Важно здесь то, что мы можем высвобождать свой гнев, выпуская пар, но боль от злости не может быть освобождена до тех пор, пока, во-первых, нас не признают и не подтвердят нашу боль, и, во-вторых, искренне не извинятся, выслушав боль (мы поговорим об извинениях в 3-ей части этой статьи). Признание боли гневающегося человека позволяет ему или ей освободиться от боли.

Как только гневающуюся сторону признали и дали время успокоиться, он или она соглашается взглянуть на ситуацию, которая стала причиной гнева и взять ответственность, со своей стороны тоже принося извинения, если есть такая необходимость.

Это так волшебно наблюдать за трансформацией, когда гневающегося человека признают. Как только боль вышла, моё красное от злости лицо пришло в состояние нормального цвета кожи, моё сердце снова забилось ровно, и я стала удивительно открыта тому, чтобы увидеть сторону Джонатана. Тогда наступил момент награды, которая пришла в знак того, что Джонатан не бросился защищать себя до того, как моя боль была признана. С уходом боли я стала думать конструктивно (не правда ли, боль делает нас порой сумасшедшими?) и искать решение. И тогда я была готова услышать, почему он опоздал. Я слушала внимательно, как он объяснял, что на дороге произошла авария, которая остановила все движение и явилась причиной его задержки. Я слушала и представляла, как он смотрит на свои часы, осознавая, что должно быть опаздывает. Я почувствовала из его слов, что он на самом деле пытался приехать вовремя, заботясь о том, чтобы я не опоздала на занятия. А я была уверена, что его это не волновало. В этот момент я поняла, что наступил мой черед извиниться и сказала: «Дорогой мой, прости меня за то, что была слишком самонадеянна в том, что ты опоздал, думая, что тебе было всё равно. Теперь я понимаю, что ты очень старался приехать домой вовремя и что ты понимал, как для меня важны занятия. Я осознаю, что ты не мог предвидеть аварию».

Если вы хотите иметь много конфликта, неприятностей и злости в ваших взаимоотношениях, то ваши предположения – это лучший путь для этого. Это так естественно видеть действия другого человека через свой фильтр нашего собственного восприятия, что изменение такого поведения может быть очень трудным. Но измениться мы сможем, если мы избежим ненужного гнева и создадим чувство эмоциональной безопасности в наших взаимоотношениях. Я предполагала, что я была для Джонатана недостаточно важна, чтобы приехать вовремя. Тогда как правда была в том, что он на самом деле заботился обо мне, и был расстроен своей задержкой, и что из-за него я опаздывала на занятия. И как результат этого, как только он вошел в дверь, я дала ему то, что он предположил. Если я хочу избежать конфликтов, я должна избегать делать предположения. Это не означает, что я перестану злиться, это означает, что я останусь открытой для допущения более реальной причины того, что он опаздывает. Другими словами, я приму тот факт, что он не сделал ничего плохого, потому что это не было доказано. Поэтому в следующий раз, когда он зайдет в дверь, я скажу: «Дорогой, как я рада, что ты дома. Есть ли какие-то причины, что ты опоздал?»

Много раз я находила, что его намерения не были такими, как я ожидала или наоборот. В большинстве случаев это было всего лишь недопонимание или интерпретация его действий, которая вела меня к предположениям того, чего на самом деле не было. Но я этого не знала, пока я впервые не стала доверять ему. Конечно, это нелегко сделать, когда столько плотных слоев гнева покрывали нашу любовь, ставшей причиной нашей первой встречи еще в далеких прошлых жизнях. Другой причиной выплескивания гнева является то, что он выходит на поверхность.

Нахождение и признание зеркала

Нахождение зеркала – это термин, который мы используем, чтобы описать процесс нахождения нашей части в сотворении конфликта, который стал причиной боли и гнева. Мы не сможем полностью вычистить боль события, а также не научимся, как предупредить ту же самую реакцию, пока мы не увидим, как мы использовали нашу силу её создания, а также её причину. Чтобы осуществить это, мы пользуемся Формулой Сострадания (см. другие статьи «Нибиру: Вознесение Земли» в разделе «Инструменты Вознесения», прим. переводчика). Нахождение и признание зеркала – это не о том, чтобы найти виноватых или выявить, кто прав или не прав, это то, откуда мы движемся к высшей точке зрения для того, чтобы акцентировать убеждение, которое вело к созданию события и страх, который заставлял нас реагировать именно таким образом. Целью, конечно же, является изменить убеждение и интегрировать страх. Мы всегда будем знать, настолько мы контролируемы страхом и его сопутствующим убеждением, насколько мы сильно реагируем на того, кто запускает этот страх.

Мы с Джонатаном осознаем, что в каждом конфликте есть зеркало, отражающее верование или убеждение и страх, который у нас есть, и он отражается нам в нашем партнере. В этом конфликте зеркалом для обоих нас включало убеждение, что мы «не достойны». Согласно моей гневной реакции и быстрым заключением, что Джонатан не чувствовал, что я для него являюсь чем-то важным, я могу увидеть, что я не в состоянии по-настоящему признать и подтвердить свою значимость и нуждаюсь в Джонатане, чтобы он подтвердил мне, сделав свой приезд вовремя. А соответственно в его речи я прочитала послание: «Ты не считаешь меня достойным того, что я приеду вовремя!» Хотя на самом деле такого не было, он реально беспокоился о том, чтобы не опоздать, но недостаток моего самоуважения стал причиной совершенно другой интерпретации его действий. Этот конфликт показал мне другую область, в которой я до сих пор ищу подтверждения самодостаточности и своего достоинства. И поэтому до тех пор, пока мне будет нужно подтверждение своей самооценки, я всегда буду уязвима для неприятностей в этой области. Благодаря этому пониманию я смогла овладеть зеркалом – отражением моего страха.

Что касается Джонатана, то мои действия запустили в нем его страх неадекватного человека, который все делает неправильно и оттого он ничего не стоит. Для него это означает, что он был несовершенен и поэтому не имеет больше права на существование. Это имперфекционизм в действии, я же только запустила тот страх. Этот конфликт показал Джонатану другую область, в которой он до сих пор верит, что может потерять право на существование тем, что он не совершенен и поэтому бесполезен. И как бы он ни старался приехать вовремя, все на пути могло остановить его. Теперь он понимает, что ему необходимо позволить случаться всему и осознавать, что когда что-нибудь и произойдет, а он приложит для устранения этого все усилия и его намерения чисты, то с ним все будет хорошо. А также он принимает право на существование, и что это неотъемлемое право для всех душ. И оно не основано на показе или достоинстве. И потому, что Джонатан понимает страх, который я ему отразила через свое поведение, он смог овладеть своим зеркалом. Интересно, что мы выяснили: мы сотворили этот конфликт в тех областях, где мы до сих пор имеем случаи с самоуважением и самодостаточностью. Но мы не обнаружили бы это без выражения нашего гнева!

Как только мы признали и осознали зеркала, мы смогли идти дальше к финальному шагу – состраданию. Я чувствую невыразимую благодарность и признательность за желание Джонатана играть для меня эту роль, чтобы показать мне, где я до сих пор отдаю свою силу или наоборот. Мы оба осознаем, какие же мы счастливые, что мы есть друг у друга, как партнеры, которые могут идти через гнев, и это знание совместно с желание выражать гнев притягивает нас вместе еще больше, укрепляя между нами узы доверия.

Некоторые моменты для запоминания

Гнев и злость – это части человеческого существа и служат жизненной цели.

Гнев должен быть освобожден из тела, для того, чтобы оно оставалось здоровым.

Чтобы правильно справляться с гневом, для этого нам нужны соглашения на всех уровнях взаимоотношений.

Выплескивание гнева – это ключ для высвобождения боли из тела от злости.

Как только мы выплеснули гнев, мы можем быть открытыми увидеть другую сторону конфликта, а не до того.

Как только мы понимаем другую сторону, чтобы очистить конфликт и восстановить баланс, мы должны увидеть, как мы смогли стать со-творцами конфликта, т.е. мы должны увидеть зеркало.

Как только мы увидели зеркало и признали его, мы двигаемся в сострадание, благодарность и признательность за возможность вычистить эмоциональный багаж и применить тот рост души, который стал на первом месте причиной воплощения. И это очень важно, что мы выражаем признательность и благодарность партнеру, другу или любимому, который заботится и участвует с нами в обучении жизни. Чтобы избежать конфликтов, вместо того, чтобы быстро делать заключения и предположения по поводу действий другого, примите тот факт, что он мог ничего не делать плохого, потому что вы этого не доказали. Сначала задайте вопросы, чтобы быть уверенным, что у вас есть причины для расстройств. Чем больше мы интегрируем наши страхи, тем легче нам становится.

В завершение хочу добавить, что я осознаю, что эта статья не покрывает все варианты ситуаций, которые могут возникнуть, когда мы злимся, но я надеюсь, что с примером соглашения в этой статье, а также с другим соглашением из другой статьи и сопутствующими шагами, вы можете создать и развить ваши собственные соглашения. В следующей статье мы поговорим об извинениях – жизненном шаге в высвобождении злости и о том, чему нас никогда не учили – тому, как полностью выплеснуть боль и гнев, позволяя им абсолютно высвободиться из тела. И когда мы по-настоящему извиняемся, то ни остаточный гнев, ни обида и возмущение не утаятся в нас, чтобы привести к будущему конфликту.

www.nibiruancouncil.com
 
             
_Светлана_Дата: Понедельник, 05.09.11, 19:42 | Сообщение # 3
Лайф-коуч
Группа: Админ
Сообщений: 9464
Статус: вне сайта
Овладение гневом на многомерном сознании. Часть 3

Извинения, которые работают


Автор: Джелайла Стар
Перевод Анны Саирам

В этом последнем очередном выпуске серии о том, как справиться с гневом, мы взглянем на извинения, и на то, как эффективно ими пользоваться для того, чтобы очистить гнев и удалить боль в любых конфликтах.

Многие годы своей жизни я была неудачна в своих извинениях перед другими людьми. Порой, когда я извинялась, зачастую они кидали мне мои извинения назад в лицо, или того хуже, продолжали и продолжали говорить о том, как я их обидела. Затем мне всё это надоедало и я тихо молилась, чтобы все меня оставили в покое. Я не понимала, для чего нужны были мои извинения, которые никогда не работали. Я становилась стеснительной, зная, что когда мне нужно было попросить прощения в тот момент, когда я допускала оплошность, то я заканчивала тем, что всё портила. Из-за этого я злилась и обижалась, по меньшей мере, но мне так хотелось найти ответ на всё это! И я нашла. Я нашла многомерную точку зрения на то, что такое извинение. Именно через этот взгляд я нашла свой ответ. Излишне говорить, как я была счастлива и больше не чувствовала того восприятия, когда извинение – это что-то похожее на формальность.
Давайте рассмотрим извинения относительно трехмерной точки зрения, той, которой нас учили.

Извинения трехмерной реальности (3D)

Словарь Вебстера дает определение: «извинение – это признание вины и/или просьба о прощении». Вот тут-то и начинается проблема, потому что убеждение, которое подчеркивает концепцию извинений, - дуальное и поэтому несбалансированное. Начнем с первой части - «признание вины», это означает, что когда вы извиняетесь, то по существу вы говорите, что вы виновны. Вина – это эмоция, придуманная для того, чтобы навеять чувство, что ты плохой, или другими словами – это Тьма. А когда мы плохие, это все равно, что сказать, что мы недостойны любви, а значит, ничтожны.

Не мудрено, что вина – это такая трудная эмоция, чтобы с ней справиться. Она ударяет по самой сердцевине нашего существа, воруя у нас право на существование. Итак, что мы делаем, когда извиняемся? Мы реально следуем своему признанию вины с защитной формулировкой в попытке извинить наше поведение во избежание быть плохими. Когда мы это делаем, то мы полностью лишаем силы того человека, перед которым мы извиняемся. Более того, подразумевая попытку помочь исцелиться ему, мы перекидываем одеяло на самого себя. Естественно, такая позиция оставляет другого человека ограбленным. О боже, сколько раз я делала это! Не мудрено, что они хотели меня уничтожить…

Мы терпим неудачу в своих извинениях еще больше, когда ожидаем от человека, которого обидели, повернуться к нам и простить нас. Небеса мои, когда же это закончится?! Словарь Вебстера дает определение слову прощение. «Прощение – это прощение за ошибку, обиду, оскорбление; извинение». Итак, принимая ответственность за совершение проступка и причинения боли, мы притягиваем внимание к себе, снова ожидая быть прощенными тем, кого мы обидели. Во-первых, мы защищаем наши действия, чтобы избежать вины, а затем в придачу мы ожидаем от человека прощение нашего проступка. Не интересно ли вам узнать, почему извинения так часто бывают неискренними? Потому что это говорит о нашем собственном исцелении, а не об исцелении человека, которому мы сделали больно.

Многомерные извинения

Согласно многомерному понятию, извинение - это признание ответственности за причинение боли и полное подтверждение и признание боли.

Говоря многомерно, извинения были придуманы по двум основным причинам: 1) признать ответственность и 2) подтвердить боль, которую человек нанес другому, или другим для того, чтобы она была очищена, а причиненная рана исцелена. Заметьте, пожалуйста, ни один из этих моментов ничего не имеет общего с принятием вины на себя или просьб о прощении. Почему, как вы думаете? Потому что с божественной точки зрения нет причин чувствовать себя виноватым или просить прощения, так как нет ни понятия греха, нет ни «хорошего», ни «плохого». Мы все души, играющие роли для того, чтобы помочь друг другу расти как велит индивидуальный эволюционный план нашей души. А эволюция души исходит из объединения Света и Тьмы, согласно Игре «Интеграция Полярности» (см. статью «Игра «Интеграция Полярностей», прим. переводчика)

Признание боли


Для того, чтобы извинения принесли эффект, мы должны признать боль, которую мы причинили. Мы признаем боль, показывая это посредством слов и действий, давая понять, что мы можем чувствовать то, что чувствуют другие. Это означает, что мы не только можем чувствовать боль, которую причинили человеку, но также присоединяемся к этим чувствам таким образом, что другой человек ощущает, что мы его понимаем. Но вот здесь-то и кроется загвоздка. Чувствовать боль другого человека – это то, чему нас не учили. Нас учили, что боль – это плохо, и она ассоциируется с виной и понятием «плохо», и поэтому её нужно избегать любой ценой. Чем больше мы будем придерживаться этого убеждения, тем более мы будем избегать чувствовать какую-либо боль, будь она наша или чья-либо другая. И если мы будем избегать чувствования боли, то мы, возможно, не сможем признать чужую боль, потому что для того, чтобы искренне признать чужую боль, мы должны чувствовать ее сами. Вот почему сопереживание ценится так высоко! Оно означает - чувствовать боль другого человека.

Разговор с болью

Есть вторая часть признания боли, это когда мы приносим свои извинения и это называется «Разговор с болью». Разговор с болью означает то, что мы вербально общаемся с теми болезненными чувствами того человека, кого мы обидели, как возможность отразить им их назад. Когда мы это делаем, то человек может почувствовать, что мы на самом деле понимаем боль, которую мы причинили. Вот почему так много извинений не имеют эффекта. Люди не осознают, как важно, чтобы боль была отражена словами назад. Но почему это так важно и почему решающе актуально для успешного исцеления? Я объясню.

Роль Внутреннего Ребенка

Когда я обнаружила многомерную точку зрения на извинения, я поняла, какую роль играет при этом Внутренний Ребенок. С точки зрения многомерности или божественности, Внутренний Ребенок – это часть нас, которая ответственна за вынесение боли. Внутренний Ребенок верит, что он/она – это физическое тело. Поэтому он/она чувствует, что это его/её долг ограничить число болезненных моментов, которые мы сознательно чувствуем. Это основано на инструкциях, которые мы дали своему Внутреннему Ребенку, касательно ограничению, которое у нас есть для чувствования боли. Все, что выше этой границы, блокируется где-нибудь в теле. Внутренний Ребенок знает точное местонахождение всей нашей боли. Внутренний Ребенок не может освободиться от боли самостоятельно. Только сознательное Я нас с вами, т.е. мы, кто читаем эти строки, можем дать ему/ей указание отпустить боль.

И когда тот, кто причинил нам боль, ведет разговор с нашей болью и описывает её, дает возможность нашему Внутреннему Ребенку найти местоположение боли в нашем теле и очистить ее. Это очищение и подробное описание может быть сделано, если человек, который причинил боль, может чувствовать её сам и затем передать ее вам в словах. Это зависит от вас, сознательного Я, будучи честным и уверенным в том, что вам довелось сделать подробное описание, давая человеку точно знать то, как его или её действия обидели вас.

Ожидать от него, что он справится с этим сам, значит, просить другого прочитать ваши мысли, но это не справедливо. Как только это сделано, Внутренний Ребенок высвобождает боль и гармония восстанавливается. Вот вам пример. Недавно Джонатан рассердился на меня, так как я забыла взять почтовую квитанцию за отправку товара, когда ехала домой с конференции. Без такой квитанции ему нужно будет отрезать почтовые наклейки с коробок, когда они приходят и затем приводить их в презентабельный вид в случае проверки налоговой инспекции. Будучи в почти постоянной усталости от высокого давления, эта дополнительная работа на самом деле выводит его. Он говорит, что я не понимаю, как трудно ему работать, чтобы содержать наши финансы в порядке. Я с возмущением набросилась на него, потому что я почувствовала, что он не ценит мою сторону работы на конференции, и я сказала ему об этом, добавив несколько крепких словечек, чтобы защитить свою сторону. Не нужно говорить, что после всего этого и моим чувствам, и его, был причинен вред.

Когда мы остыли, то смогли извиниться друг перед другом. Во-первых, мы должны взять ответственность за то, что обидели друг друга. Затем мы должны признать боль, которую причинили, ощущая её и выражая это партнеру.

Трехмерные извинения от Джонатана: «Джелайла, я извиняюсь за то, что рассердился на тебя из-за того, что ты не взяла квитанцию. Пожалуйста, прости меня. Я сделал это потому, что у меня сейчас трудное время, а мне нужно совместить две работы, и это меня очень утомляет».

Проблема с этим примером извинения в том, что, защищаясь, даже при верном направлении, он совершенно не признал мои чувства. Такие извинения похожи на перетаскивание одеяла в свою сторону вместо поиска моей стороны. И когда такое случается, то мне просто хочется запульнуть в него чем-нибудь…

Для того, чтобы извиниться по-настоящему искренне, мы должны взять ответственность за причинение боли и чувствовать боль обидевшегося человека без того, чтобы чувствовать себя плохо по этому поводу. Другими словами, Джонатан мог чувствовать боль того- в этом случае то, что меня не оценили по достоинству, - что я ощущаю и мог чувствовать грусть, но не то, что ему плохо. В сущности, мне не нужно, чтобы он чувствовал себя плохо, просто лишь чтобы он почувствовал как быть неоцененным по достоинству, как это чувствую я. И я не пойму, что моя боль признана до тех пор, пока не буду знать, что он чувствует тоже, что чувствую я.

Многомерное божественное извинение от Джонатана звучит так: «Джелайла, я извиняюсь за то, что сердился на тебя из-за квитанции, и что это стало причиной твоего ощущения, что все твои старания на конференции ничего не значили. Прости, если из-за меня ты почувствовала себя недостойной».

Чувствуете разницу в этих двух извинениях? Первое приводит нас в негодование, а второе мы на самом деле почувствовали в своем сердце, то есть освобождение от чувства недостойности. С таким извинением я чувствую успокоение и тепло, и что меня ценят.

Неожиданные преимущества многомерных просьб о прощении

Как только Джонатан признал мою боль, в ответ я смогла в тот час признать его. Я смогла извиниться за то, что стала причиной его чувства усталости и расстройства. И вот мое извинение: «Джонатан, прости за то, что я не взяла квитанцию. И за то, что ты чувствуешь себя усталым и расстроенным. Я знаю, что ты работаешь очень много, чтобы поддерживать в порядке наши финансы даже тогда, когда ты болен. Я очень ценю все, что ты делаешь!»

Я могу почувствовать, что он чувствует, потому что больше не борюсь с чувством недооценки себя. Как только нас признали, мы обращаемся к нашему партнеру и признаем его. Эта последняя часть – именно то, что привносит баланс во взаимоотношения и позволяет любви цвести снова.

В общем, причина, по которой мы не способны принести искренние извинения, является в том, что мы не хотим чувствовать боль, которую мы нанесли. И мы не хотим чувствовать боль, потому что не знаем, что с ней делать. Принятие высшего уровня понимания, т.е. многомерной точки зрения, поможет нам освободиться от вины и дать нам возможность принести искренние извинения, устраняя гнев и другие формы боли.

В заключение. Когда мы научимся тому, как принимать и затем понимать что делать с болью, впоследствии признавая её, мы сможем приносить по-настоящему искренние извинения, которые высвободят гнев, злость и грусть, чувство недостойности, мы сможем восстанавливать любовь и выстраивать доверие в наших взаимоотношениях. В сущности, исцелить причиненные эмоциональные раны. Я благодарю своих Ангелов-наставников за эту мощную мудрость сострадания и милосердия, в которой мне нужно приносить извинения. Также я чувствую освобождение, потому что сейчас я знаю, что не существует греха, и что проигрывание темной роли помогает нам всем расти, и что со мной всё в порядке, когда я бываю не права и делаю ошибки. Какая свобода, друзья мои, какая свобода!

Джедайла Стар
Совет Нибируанцев

www.nibiruancouncil.com
 
             
Форум сайта по духовному развитию и самопознанию » Птица счастья » Психология и отношения » Выплескивание гнева
Страница 1 из 11
Поиск:



Мастерская Счастья  ©2009 - 2017
при использовании материалов сайта, активная ссылка обязательна


HotLogРейтинг@Mail.ruTop SunHome.ruLightRayРейтинг Сайтов Развивающих ЧеловекаRambler's Top100Этот сайт защищен «Site Guard»
Эзотерический портал Живое Знание - место духовного развития и обмена Новым Знанием.Яндекс.МетрикаЯндекс цитирования  
Используются технологии uCoz